ИА Реалист

234 подписчика

Свежие комментарии

  • стас милинис
    НАЦИСТПремьер Польши об...
  • Сергей Анисимов
    А к кому прислушиваться в ЕС?! Одни штатовские шавки и нахлебник и типа Польши, Латвии, Литвы, Эстонии?!Премьер Польши об...
  • ALEK PAR
    Клавиатуру отремонтируй, точка и запятая - западают.Разрушительная вл...

«Линия предательства Шеварднадзе»: России пора вернуть у США свою часть Берингова моря

«Линия предательства Шеварднадзе»: России пора вернуть у США свою часть Берингова моря

МОСКВА (ИА Реалист). В этом году пошел четвертый десяток временного применения Соглашения между Советским Союзом и Соединенными Штатами о линии разграничения морских пространств (The Agreement between the United States of America and the Union of the Soviet Socialist Republics on the Maritime Boundary). Документ был подписан в Вашингтоне 1 июня 1990 года министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и государственным секретарем США Джеймсом Бейкером. По предложению американцев, стороны дополнительно договорились применять положения Соглашения 1990 года на временной основе с 15 июня 1990 года до его ратификации обеими сторонами. Эта договоренность была оформлена обменными нотами, и вынудила наших дальневосточных рыбаков срочно покидать свои исторические районы промысла в Беринговом море, которые оказались в связи с достигнутой «линией разграничения» в американской зоне. Годовые потери нашего флота, ввиду ухода из этих районов, на тот период составляли не менее 150 тыс. тонн, а в перспективе ежегодно до 300 тыс. тонн. Потери затронули не только рыбу, но и значительные участки континентального шельфа перспективного на запасы углеводородов. Именно поэтому данное Соглашение 1990 года получило наименование у рыбаков как «линия предательства Шеварднадзе».

Все это подробно было отражено в статьях, опубликованных на разных медиаплощадках, включая ИА Реалист. Следует напомнить, что «линия разграничения морских пространств» так она поименована по Соглашению 1990 года в русском тексте. А вот на английском языке в этом же Соглашении 1990 года звучит как «мaritime вoundary», что более соответствует русскому переводу как «морская граница». Как говорят в Одессе «почувствуйте разницу». И она действительно существенна. Автору этих строк в свое время приходилось на эту тему дискутировать с американскими официальными лицами, включая представителей Береговой охраны США. Все они подтверждали, что для них это действительно «морская граница», которую они обязаны охранять и пресекать ее нарушения судами, гражданами других государств. В последующем такой подход американская Береговая охрана применяла практически, задерживая российские рыболовные суда в Беринговом море даже при малейшем подозрении в нарушении этой «морской границы». Протяженность «линии разграничения» — «морской границы» составляет 5289 км. Это самая протяженная в мире «линя разграничения» между соседними государствами. Она разграничивает между Россией и США в северной части Тихого океана, в Беринговом, Чукотском морях и в Северном Ледовитом океане как 200-мильные исключительные зоны, так и континентальный шельф, а также и территориальные воды. Предполагалось обеими сторонами, а ими были тогда от СССР Горбачев-Шеварднадзе и от США Буш-старший-Бейкер, что ратификация Соглашения 1990 года не займет много времени и может пройти почти одновременно в СССР и США. Однако ознакомившись с положениями Соглашения и с неожиданной договоренностью о его временном применении депутаты Верховный Совет СССР не согласились его «по скорому» ратифицировать. Предложено было детально заслушать по этому вопросу Шеварднадзе. Одновременно в СМИ начали появляться критические статьи ученых, рыбаков, обозревателей по данному соглашению. Были и обращения по этому вопросу и ряда специалистов-международников непосредственно к Михаилу Горбачеву. Свое мнение, как директор ИМЭМО высказал, весьма критическое, и Евгений Примаков. Известно и отрицательное отношение к Соглашению 1990 года в то время посла СССР в США Добрынина, о чем он упоминает в своих мемуарах. Было достаточно аргументов для того, чтобы депутаты Верховного совета СССР отклонили ратификацию Соглашения 1990 года, как наносящему экономический ущерб и не отвечающему национальным интересам. Полагаю, что все это, наряду с другими обстоятельствами, и побудили Шеварднадзе подать в отставку. Интересен и такой факт. В своих многократных воспоминаниях о сотрудничестве с США Шеварднадзе, как и Горбачев, ни разу не упоминают о своих «достижениях» по Соглашению 1990 года. Все же, полагаю и они понимали, что пошли слишком далеко в уступках американцам. Видя, как не в пользу ратификации Соглашения 1990 года складываются дела в законодательном органе Советского Союза, Белый дом, желая «надавить» на СССР, ускоренно 16 сентября 1991 года ратифицировали документ. Сенат США его одобрил: «за» — 86, «против» — 6 голосов. В статье газеты The Washington Post от 17 сентября 1991 года говорилось: «В защиту договора Государственный департамент сказал, что 70% территории Берингова моря будет находиться под юрисдикцией США и даст стране на 13200 кв. морских миль больше пространства, чем если бы линия была проведена на равном расстоянии между побережьями». В последующем с развалом СССР у американцев появилась надежда, что новое руководство России, взяв курс на возрождение капитализма и слепо следуя американским рекомендациям, все же успешно проведет ратификацию Соглашения 1990 год. Но события пошли по другому сценарию. Попытки осуществить ратификацию Соглашения 1990 года во времена Бориса Ельцина, а в последующим Путина – Медведева – Путина не имели успеха. Депутаты и сенаторы, а главное большинство граждан, понимают, что такая договоренность не отвечает национальным интересам России. Несмотря на это, власть продолжает его применять вот уже более тридцати лет в нарушении всех российских нормативных актов. В нашей российской действительности межгосударственное Соглашение 1990 года между двумя ядерными державами оказалось, как говорится в определенной среде — «в законе». Что же мешает исполнительной и законодательной властям России определиться по Соглашению 1990 года на соответствие его национальным интересам? Если оно соответствует этому, то внести его на ратификацию. Либо, в случае обратном, отклонить его, оповестив об этом американскую сторону. На принятие такого решения Кремлем, полагаю, влияют прежнее раболепие перед американцами и боязнь признания своих, допущенных в прошлом, ошибок при разработке директивных положений советской делегации для переговоров с США по разграничению морских пространств. И все же пора российским властям, опираясь на реальную поддержку депутатов, сенаторов, общественное мнение, с учетом существующей сегодня ситуации и на перспективу, определиться все же по Соглашению 1990 года, как не отвечающему нашим национальным интересам, и вывести его из зоны «в законе», как говорят в народе, на чистую воду. Ссылки ряда аналитиков, дипломатов, что американцы с нами не согласятся и будут настаивать на продолжении выполнения Соглашения 1990 года, поскольку мы его и так четвертый десяток соблюдаем, и что они не пойдут на его пересмотр, то это уже заботы не наши, а американской стороны. Здесь права председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, заявив при обсуждении этого вопроса, на одном из пленарных заседаний еще в октябре 2019 году: «Мы все стесняемся, мы все скромничаем. Нас молотят по всем этим самым, а мы только грозим, что примем симметричные меры. Так надо принимать симметричные меры — ну, сколько можно проглатывать такое отношение к России». Действительно — сколько еще? Вячеслав Зиланов — член Научно экспертного совета Морской коллегии при правительстве РФ, заслуженный работник рыбного хозяйства России, почетный гражданин Мурманской области, специально для ИА Реалист

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх